Рождественская проповедь.

19.02.2021

Церковь Возрождение

            Вот такая торжественная и в то же время печальная история начало этого праздника, которого мы называем рождеством. С одной стороны радость – родился спаситель, пришли люди издалека, хотят поклониться; с другой стороны — это необъяснимая злоба, гнев, возмущение. Одна и та же весть производит разную реакцию: одни в восторге, другие в гневе, третьи от горя плачут.      Мысль, которую я хотел бы предложить вам, она как-то пришла мне. Я уже спрашивал у Господа: «Господи, я столько лет уже проповедую и на каждое рождество, уже каждое слово переставил, со всех сторон смотрел, а люди ждут на рождество что – то услышать новое». Ну что тут нового скажешь? Они прочитали текст и думают: и он, наверное, скажет вот это, или вот это, или вот это. И я так думаю, я говорю: «Господи, я молился, что сказать на это рождество?». Потому что праздник он как бы старый, но для каждого из нас он по – новому.

 Мы углубляемся по мере того, как мы растём духовно, мы углубляемся к пониманию. Я думаю, мы ещё в вечности будем продолжать осознавать то, что на самом деле произошло. Мы привыкаем к великим вещам, и потом мы не замечаем особенности их. Я хотел бы продлить ту тему, которую Сергей Николаевич начал в четверг о рождестве несколько под другим углом. Вопрос хотел бы я вам предложить следующий, это то, что меня озадачило, я хотел бы вместе с вами найти ответ. А вопрос такой: «Почему Волхвы  язычники из далёкой страны, далёкие от обетования Божьих, нашли рождённого, а священники, книжники, люди учёные, царь израильский не нашли его, хотя они знали намного больше?».  Они знали, где он должен был родиться, они знали род, из которого он должен был родиться, они знали местность, в которой он должен был родиться – у них все это было. Они ожидали его, у них были точные указания, писания, и они не нашли. Мы видим, что в это время пришли, как мы прочитали, пришли, когда Иисус родился в Вифлееме иудейском. Были люди, которые жили далеко – далеко. Из дальней страны пришли языческие Волхвы и стали задавать этот странный вопрос людям, которые, казалось бы, должны были быть готовы ответить. История говорит, что в это время было всеобщее ожидание миссии.

И языческие философы сохранили записи, они верили, что должен прийти царь. Мир находился в таком состоянии депрессии. И ожидали, что придёт царь, Израиль будет править всем миром, из Иудеи произойдёт этот царь. И вот пришли Волхвы и задали тот вопрос, который должны были задать израильтяне, книжники, священники, сам царь, но его задали, почему-то язычники. Кстати, мы понимаем, что такое слово ВОЛХВЫ. Что это значит? Ну, мы привыкли к слову мудрецы – волхвы, волхвы от слова волхвовать, колдовать. Я посмотрел это слово, это значит: маги, волхвы, мудрецы, жрецы, звездочёты, толкователи снов, астрологи, прорицатели. В Вавилоне у Мидио, Персии, в других местах странах – мудрец и жрец, занимающийся астрологией, толкованием снов и другой магий. И этим словом определяли гадалок, колдунов всяких. Поэтому вопрос звучит ещё серьёзнее: «Почему языческие колдуны нашли то, что не смогли найти святые люди Израиля? Почему у колдунов возник вопрос, где родившийся царь? Где? А у святых людей этот вопрос не возник? Почему колдуны искали, задавали вопрос, а израильтяне вдруг услышали этот вопрос, встревожился, и Иерусалим и растревожился, перепугался в гнев пришёл, растерянность и весь Иерусалим с ним встревожился.

Они встревожились почему? Почему колдуны нашли, а святые люди не смогли?» Так называемые святые люди, чтоб мне не пришлось уточнять слова после проповеди. Всегда есть кто – то заметил: «Брат, а вот ты неправильно сказал, святые люди нашли бы! А вот те, которые прикидываются». Вот я уточняю, чтобы потом не спрашивали. Почему колдуны нашли, а люди, которые должны были знать, и они знали, но они не нашли? И когда их спросили, где должно родиться, они сказали место, они сказали дом, они сказали фамилию, они сказали время, вот он там должен, ибо так написано. Они не затруднялись в том, чтобы ответить, что написано и где написано. Но когда мы рассуждаем о рождестве видно, почему одни нашли, другие не нашли. Ответ наш человеческий очень простой, если так рассуждать логически, потому что Бог открыл себя язычникам и послал их далеко  в языческие страны, а книжникам, фарисеям, иродам он это не открыл. Тех, кому он нашёл нужным открыть, он открыл, тем, которым он не хотел открыть, он не открыл и это правильный ответ! Мы можем найти массу текстов в священном писании, что Бог избирает людей, которым он открывает, и эти люди знают. Он возбуждает в них желание интересоваться чем – то и люди интересуется.

 И начинаются откровения божьи и узнают те, которым бог открывает это и это совершенно точно, и это простой правильный ответ! И много текстов есть в Священном Писании и в  Ветхом и Новом Завете, где говориться о том, что все происходит, потому что Бог открывает. Но вопрос другой – почему он одному открывает, а другому не открывает? Мы скажем — это тайна. Мы не знаем, почему Бог открывает одним, другим закрывает, мы действительно это не знаем. Но у нас возникает проблема. Если колдунам он открыл, потому что он так решил, а царю Ироду не открыл, книжникам не открыл, священникам не открыл и многим другим людям не открыл, а тем открыл. У нас возникает проблема моральная. Что если бог не открыл Ироду, точнее он закрыл, и там даже есть намёки на это – когда они – Волхвы должны были вернуться к Ироду и рассказать, где родился Христос, написано Бог вмешался и послал ангела: «Не идите той дорогой и ничего не рассказывайте, идите другой дорогой домой». Бог вмешался, чтобы Ирод не узнал и не услышал. Возникает проблема моральная, мы с одной стороны отвечаем, с другой стороны мы не понимаем. Мы скажем, потому что Бог закрыл. Но если Бог закрыл глаза, в чем вина Ирода что он так себя вёл? Разве человек может соревноваться с Богом? Если Бог не открывает, человек не сможет открыть. Если для него закрыто, оно закрыто навсегда. И если Бог закрыл все это от Ирода. Ирод ведёт себя определенным образом, то кто виноват, в том, что Ирод сотворил столько много зла? И возникает вопрос: «Наверно Бог, в смысле он и не Бог. Всё, кажется, правильно, поэтому этот спор бесконечный, потому что он касается очень важных серьёзных вопросов. И наша задача удержать баланс между тем, что Бог делает по своей воле и нашей ответственностью. Как удержать этот баланс? Потому что на самом деле мы решаем, с одной стороны, один вопрос, но возникает намного больше вопросов.

И вы знаете, те люди, которые верят в то, что Бог одним открывает, другим закрывает, Бог суверенно решает, кому знать, кому не знать. На самом деле я разговаривал со многими людьми. У меня были преподаватели такие искренние, люди, которые любят Бога, они не имеют в виду искажать образ Божий. Просто говорит: «Я понимаю». И когда мы им объясняем, когда искажается образ Божий, он говорит: «Я понимаю, что образ Божий искажается, но я не могу по – другому ответить. Если все по воле Божьей, если Бог все определяет, наверно есть причины, которых я не понимаю, но я верю, что Бог добрый и святой, хотя я понимаю, что есть противоречия логические». То есть эти люди на самом деле не имеют в виду искажать образ Божий. Но существует наша жажда знания Бога, чтобы это знание было сбалансированным. Знаете, просто сказать сегодня, что люди одни знали, другие не знали это, потому что Бог одним открыл, другим не открыл — это только часть ответа. И в этом смысле нет новизны в рождестве, потому что и язычники — это появление Христа, они говорили о том, что Бог – суверенный царь кому хочет тому открывает и не перед кем не отчитывается, что хочет, то и говорит, кого хочет, избирает и посылает — это языческие представления о Боге, это было. В языческой мифологии говорится о том, что есть некая судьба, есть некая обречённость, даже сами Боги подчиняются судьбе. В языческой мифологии многое говоришь, что есть некий рок, есть этот фатализм, есть обречённость, даже сами Боги не могут уйти от этого. Это языческое представление о Боге, который просто царь и делает, что хочет и никто не должен спрашивать, кто он такой. И поэтому в этом смысле, если рождество продолжает ту же самую мысль, нет ничего нового. Это, в каком – то смысле языческое представление. Когда позже появляется Ислам, и все встанет на свои места, и говорит, что все происходит по воле Аллаха, и без воли Аллаха ничто не происходит, и как он определил так оно и будет. Они в определенном смысле возвращаются к языческому пониманию Бога.

 И когда я говорю о языческом представлении о Боге, не знать, чтоб у язычников было все неправильное, много то, что говорили язычники, было правильное. Но если мы возвращаемся к тому, чтобы было, где новизна? Поэтому я сегодня хотел бы, отвечая на этот вопрос: «Почему одни услышали, другие не услышали, почему для одних открыто, другим закрыто?», чтоб мы посмотрели на праздник рождества и увидели то, что Бог нам открывает. В этом есть что – то новое, то, чего раньше не было. Мы должны смотреть на откровения Бога, которые мы видим в Иисусе Христе, как некое новое то, что открывает нам, то, чего не было. Есть некоторые элементы, на которые мы должны обратить внимание, иначе в нас останется прежние представления о Боге. Он делает, что хочет и не с кем не советуется, на то он и Бог. И это правильно! Но это не все, то, что Бог открыл, в рождестве через Христа ускользает. Писание говорит, что Бога не видел никто никогда. «Единородный сын, сущий в недре Отчем» – он открыл.

В писании говорится все, что было о нем сказано, о Боге вообще, в язычестве, в философии и даже в Ветхом Завете, это все ещё недостаточно. Бога не видел никто никогда. Все это писание: «Единородный Сын, Бог, Иисус Христос, который был внутри, в недре Отчем», как слово, выходящее из нашего естестве, так же и Иисус Христос, в котором с каждого слова стало плотью, обитало с нами полной благодати и истины. В этом соотношении, как бы изнутри, он выходит и говорит: «Если бы я сказал, что я не знаю Бога, я был бы подобным лжец, я видел, я знаю его». Иисус Христос — это единственная личность, которая является центром богооткровения и то, что говорит Иисус Христос о Боге, об Отце, то, что он открывает своей жизнью, своим рождением, своими поступками, своим мучением, своей смертью, воскресение — это наиболее важно для нас, чтобы мы могли понимать нашего Бога. Рождение Иисуса Христа на эту землю, оно имеет две истины, которые открывают: первое – Христос нам открывает нечто о Боге, это истина откровения о Боге, которое нам нужно для нашего спасения. Это не все, что можно сказать о Боге, но это самое главное, что мы должны знать. Это и есть откровение истинного человека, который угоден Богу, потому что одновременно Иисус Христос является Богом. В нем обитала полнота Божества телесно, и в то же самое время, он является истинный человек, тем человеком, который он показал.

 Иисус Христос, рождаясь на эту землю, он показывает нам этого человека, который угоден Богу. Итак, Иисус Христос, родившись на эту землю, по-человечески открывает нам Бога, и с другой стороны, открывает истинного человека, который угоден Богу. Первое, если говорить о рождестве, как откровении Бога, которому верим. Имейте в виду, что Бог от начала имел в виду Бога не просто большого, не просто непостижимого, он имел в виду Бога, которого человек может полюбить, потому что человек прежде создания мира. Мы были избраны для того, чтобы быть святыми.  В чем? В любви! Первая заповедь говорит: «Возлюби Бога и ближнего как самого себя», поэтому Иисус Христос представляет нам Бога такого, которого по-человечески можно полюбить, то есть он должен открыть нам, таким образом, Бога, чтобы мы могли по-человечески полюбить его. Бог не просто потребовал: «Возлюби Бога и ближнего», он не просто потребовал, но он открывает себя таким образом, что это становится возможным.

Первое что мы видим в откровении Бога в Иисусе Христе: «Родился Иисус Христос как младенец» – что это говорит о Боге? Вот он Бог – маленький мальчик в яслях. Что это нам говорит о Боге? Мы – то знаем, что это истинный Бог. Жизнь вечная, что нам это говорит? Это говорит нам, что наш Бог не похож на языческих, он сделал невозможное. Язычники не допускали, что Бог словом может стать плотью, но он стал плотью и эта незаметная, слабой, беззащитной плотью Бог доступен, как этот младенец, ибо младенец родился вам. Пришествие Бога в нашу жизнь это как рождение ребёнка, это что – то близкое, простое, доступное, вот такое, казалось бы, мягкое, доброе, семейное. Это не что – то, прежде всего, страшное, есть много что страшного. Бог открывается себя: я доступен как этот ребёнок, я не навязчивый как тихое веение ветра, как вот ребёнок рождается в семью, так я прихожу к вам. У меня при всем величии есть эта сторона нежности, есть эта сторона мягкости, доступности. Это особая сторона Бога, он как ребёнок беззащитен. Там есть суверенитет – ребёнок лежит и, казалось бы, Ирод имеет власть, он может повредить ему. Кажется, все окружающие вокруг, в любой момент с этим ребёнком могут произойти что-то. Иосиф и Мария, но за этим младенцем стоят ангелы, ничто с ним не случится, он пройдёт свой путь. Это самый безопасный объект на земле, если можно сказать нашим языком, но это откровение Бога. Он доступен как ребёнок – в этом есть суть рождества. И нарекут ему имя Иммануил, что значит «С нами Бог», и он с нами, так, как если бы ребёнок был, которого можно просто любить. Это образ, который объясняет нам особенности Бога, который открывается нам в Иисусе Христе. Мы знаем, что этот ребёнок растёт, он постепенно, родители, в нем замечают новую какую – то мудрость. Это то, как мы приходим к Богу, кажется нам все понятно. Как будто мы можем верить, можем не верить, можем слушаться, не слушаться, но по мере того, как мы ходим с Богом, Бог крепнет в нашей жизни, он начинает говорить своим голосом, он постепенно становится сильнее и сильнее, овладевает нашей жизнью. Иисус Христос открывает нам Бога, который мог разговаривать с самыми простыми людьми. Он говорит, что при всем величии Бог входит в обстоятельства самых простых людей, как были рыбаки. Он способен при всем своём величии согнуть себя и умывать им ноги. Он способен выслушивать их глупости и терпеливо ждать, когда они наконец поймут то, что он по – человечески может сказать им. Иисус Христос открывает нам Бога, который при всем величии своём, он может сожалеть, сочувствовать женщине, у которой сложилась судьба неудачно, которая стала блудницей. Когда весь народ поднялся, а Моисей повелел побивать таких камнями: «А ты что скажешь?». И святой непостижимый Бог говорит не так, как люди думали: «Кто из вас без греха? Первый пусть бросит в неё камень». И он наклоняется к женщине, а потом говорит: «Иди никто не осудил тебя, и я не осуждаю тебя». Это образ Бога, это Бог в своём величии. Мы когда – то говорили, что наша вселенная семьдесят миллионов световых лет. «Семьдесят миллионов лететь со скоростью света, достигните до конца и увидите — это моя вселенная». В этой большой вселенной есть наша галактика. В этой галактике есть маленькая земля и на этой земле есть маленький человек. Бог при всем величии, как он может в этом его величии, что он может снисходить даже к такой женщине – блуднице как была эта женщина? Он видит, что женщина пришла и в раскаянии плачет, и капли падают на ноги. Она понимает, что она делает не то. Она вытерла первую каплю, но следующая, и получается, как будто бы омывает ноги, вытирает волосами.

Она не может отойти, она не может остановиться, она пытается исправить ситуацию. Все люди осуждают, но Бог её понимает. Ей прощено очень много. «Женщина иди, прощаются грехи твои» — это другой образ Бога. Этот образ Бога, который хочется по-человечески, по – человечески любить. Это тот Бог, который имел своих друзей – простых людей, и он мог с ними разговаривать. Это тот Бог, который был показан в Иисусе Христе, который с умными, надменными тоже мог разговаривать, когда они задавали ему лукавые вопросы. И когда они уже терзали, издевались над ним, он мог себя удержать, своё величие, и сказать: «Не ищу я человеческой славы, но я говорю для вашей пользы, если вы не уверуете, что это я, вы погибните во грехах ваших». Это надо же, при таком величии иметь это смирение, терпение к этому человеку. Говорит: «Не ищу славы человеческой, не надо меня поносить, вы бесчестите меня, что отца моего» – но в этом Бог открывается терпеливый, добрый. Это Бог, который после всего что было сделано, способен сказать «прости им», способен простить. Это Бог, который после всего, когда все оставили его, он по – человечески идёт за ними и находит своих учеников. Людям, которые, казалось, они оказались верными в простых вещах, он говорит: «Восхожу к Богу моему и к Богу вашему, пойдите, скажите братьям моим, это Бог, при всем своём величии, хочет быть нашим родственником».

Это Бог в своей святости, непостижимости задаёт Петру вопрос: «Пётр Симон Ионин любишь ли ты меня?» — это Бог при своём величии, ищет в вашей и моей любви, и написано, что Бог доказывает любовь свою. Он почему – то поставил себе за цель, доказать нам свою любовь, чтоб мы ответно полюбили его. Недавно статью читал: «Бог вообще не любит нас, он любит свою славу в нас» – и все на этот счёт неправильно. Другой Бог, смотрите на Иисуса Христа, который мог при всем своём величии войти в ребёнка и быть беззащитным, доступным — это величие нашего Бога в простоте, милосердии, это тот которого отвергли и распяли. Но он провозгласил всем людям: «Дана мне всякая власть на небе, на земле. Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого духа» — это наш Бог. Мы могли много говорить, но это по – человечески рассказан нам Бог, которого можно любить. Это тот Бог, который ты хотел бы иметь такого друга, такого мужа, такую жену, такого отца, такую мать. Все что мы мечтаем, оно укладывается в этот человеческий образ. За всем этим есть суверенный Бог. Царь царей по воле, которого все происходит. Но в личности Иисуса Христа подчёркиваются, прежде всего, другие качества. Это очень важно! Суверенитет царский не, во – первых, я не знаю последовательности, но это тот Бог, которого можно любить от всего сердца, всей крепостью, всем разумением – такой Бог по – человечески, в этом новизна откровения Бога во Христе. Мы могли бы говорить до бесконечности. Мы могли бы говорить о том, также, что он открывает нам человека, истинного человека. А какого человека? Да такого человека, который обычный, родился в семье простых родителей. И этого будет достаточно, этих простых людей, казалось бы, необразованных, не подготовленных, чтобы сформировать мальчика, который вырастет и будет угоден Богу.

Если вы посмотрите на жизнь Иисуса Христа, ничего он особенного он не достиг, правда, же? По человеческим стандартам, он не стал великим учёным, он не открыл новые законы, но этот мальчик знал нечто другое, где он мог игнорировать законы и идти просто по воде. Этот мальчик не стал великим врачом, но он мог, одним словом, исцелять больных. Многое, что по нашим стандартам, мы не можем сказать, что он достиг чего – то. Он прожил всего лишь тридцать три года, но за это время он стал угодным человеком, он стал таким человеком, которого Бог имел от начала, когда творил Адама. Когда был создан Адам, Бог не имел в виду Адама, он имел конечный образ Иисуса Христа. Простая жизнь. Простая жизнь человека, который доверил себя Богу. Написано, что он, будучи Богом, не почитал хищения быть равным Богу, но он смирил себя, стал послушным, принял образ раба. Он подчинился, отдал свою судьбу в руки Божьи. Вы себе представляете, вот чем бы вы ни занимались: поёте, музыкой занимаетесь, дирижируете, проповедник, пастор, что угодно вы делаете. Вы могли бы сегодня настолько расслабиться и сказать: «Господи я не буду переживать о своём достоинстве, о своей чести. Я просто впаду в детство, как Иисус Христос. Я просто буду делать своё дело. Я буду просто жить в твоей любви. А ты о всём переживай.»? Это трудно отказаться. Мы все время помогаем себе, правда? А Иисус Христос говорит: «При моем величии, при моем статусе», он говорит: «Слава, которую я имел тебе при создании мира, дай мне».

Он знал своё достоинство, но, тем не менее, он показывает нам Бога, которому можно доверить себя. Можно родиться ребёнком беззащитным и не переживать, что в это время раздавят его славу. Он вырастет, отец небесный побеспокоится о нем, и о его достоинстве, о его чести. И когда он пройдёт этот путь и скажет: «Дана мне всякая власть на небе и на земле» – он показывает нам Бога и в тоже время человека – человека, который может полностью довериться Богу и ни о чем не переживать. С человеческой точки зрения, что особенного сделал Христос? Он поступал праведно, доступно, свято, справедливо. Но, тем не менее, что он достиг? Но он был послушен отцу до смерти и смерти крестной. И отец не опоздал. Опоздал по человеческим стандартам. До последнего он был верен. Но он умер, ничего не получив. Но написано: «Он воскрес, и он вошёл в ту дверь, в которую никто не входил». Мы видим на личности Иисуса Христа, что здесь человек, который доверил свою судьбу полностью Богу и не переживал о своём достоинстве, о своём статусе. Он просто положился в руки Божьи и совершал миссию свою. И когда Ирод пришёл, точнее от Ирода пришли люди: «Уйди отсюда!», он говорит: «Скажите этой лисице, что я делаю сегодня, завтра и в третий день окончу». Этот человек был предельно спокоен за свою судьбу, за свою честь, за своё достоинство. Это то, что доставляет всем нам беспокойство. Итак, Христос нам представляет Бога, которому можно доверится, которого можно любить, которым можно восторгаться, и он нам показывает по – человечески человека, который угоден богу — это простой человек, который доверяет свою судьбу Богу. Теперь, как вам кажется, почему язычники колдуны пришли издалека и нашли Иисуса Христа, а священники не нашли? Я вот смотрю, несмотря на то что, было открыто во Христе, я смотрю на эти истории, я вижу определенные принципы, они исходят из того образа и того откровения Бога, который нам явлен в Иисусе Христе. Перед нами эти колдуны – язычники, которые верили, что звезда появляется, когда кто – то великий рождается. Правильно это неправильно, неважно, главное, что они верили в Бога. Не понимая его, они верили в то, что звезда появляется в честь какого-то царя. Одно дело верить, другое дело пойти – пойти на жертвы, согласно тому, что ты веришь. И Бог дал. Вы в это верите? Вы будьте искренны в том, что вы верите. И Бог использует их веру, эта вера была искренняя. Он зажигает что – то на небе. Не надо исследовать историю, появлялись планеты новые. Для Господа очень легко что – то зажечь, которое посвятится в короткое время, ангел пролетит. Но что делает Господь? Он даёт им эту звезду, и они решаются идти в дальнюю страну. Они не думают о том: «А вдруг это не так, а вдруг мы ошибаемся. Вы верите в это, я вам откроюсь, в пределах того, что вы верите». И они идут за этой звездой, и они приходят в Израиль. Они знают об Ироде кто он такой. Это не так сложно.

Обычно, когда люди умные идут, они знают, что это за царь, но они осмеливаются задать ему вопрос: «Где родившийся царь иудейский?». Одно дело верить, другое дело рисковать. Они задали этот вопрос, и им ответили. Они были честны.  Они искренне подходили к Богу, и Бог им открылся в пределах того, что они верят. Был Ирод, который переживал о своей чести, он многих людей убил по подозрению. С другой стороны, у него было очень много хороших качеств, но это человек, который все время переживал о своём достоинстве, о своей чести. В Ироде нам показано в искажённом виде. В конечном итоге, когда он сказал Волхвам: «Пойдите, поклонитесь и мне расскажите, чтобы я поклонился» – хитрит Ирод. Он привык хитрить. Он привык поддерживать своё достоинство хитростью, лукавством. И вот здесь хитрит. Но Господь даже не стал с ним разговаривать. Господь сказал Волхвам: «Идите другой дорогой и возвращайтесь». И они пошли просто в другую сторону.

Аминь.

Просмотров: 39

  • Проповеди |
  • Комментарии к записи Рождественская проповедь. отключены

Комментарии закрыты.