ХОЛОКОСТ. ГДЕ БЫЛ БОГ?

19.02.2016

Часто мы слышим  вопрос: где был  Бог, когда фашисты  уничтожили шесть миллионов  евреев.  Народ,  который когда  то  сам  Бог  избрал себе.

 Когда такой вопрос  слышим,   мы думаем, это   атеист задаёт провокационный  вопрос.

 Чтобы всё- таки  ответить на этот   вопрос предлагаю познакомиться хотя бы кратко с  книгой Артура Кац  ХОЛОКОСТ.  Автор  еврей – христианин.

001

 

Его книга называется ХОЛОКОСТ и ГДЕ БЫЛ БОГ. (Книга выпущена издательством ВАРУХ, 2000 г.  В Киеве.) Писатель исследовал этот вопрос в свете Библии. Предлагаю кратко познакомиться, о чём пишет брат.

            

         

                                                        От автора

С чувством некоторого трепета  я хочу предложить вам книгу     моих раздумий о самом эпохальном событии современности —   о Холокосте. В ней я осмеливаюсь затронуть вопрос, который   ,, более других требует ответа и который… задают: “Где был Бог и как Бог это допустил?”

Несомненно, многие люди, честно искавшие ответа на этот вопрос, давно поняли, что прежде существовавшие взгляды — приблизительные и формальные — сегодня уже никого не мо­гут удовлетворить.

Оставить без внимания этот великий вопрос — значит про­явить неуважение к жертвам этой трагедии и лишить челове­чество его главной отличительной черты — способности нахо­дить конечное значение определенного события перед лицом кажущейся его бессмысленности.

Стимулом к моему исследованию послужила фраза Осваль­да Чамберса, выдающегося мужа Божьего из Шотландии, ко­торую я прочел в его книге “Все, что в моих силах для дости­жения Его высших целей”, ставшей благословением для мно­гих англоязычных читателей.

                                                    Глава 1

                                Осмысливая значение Холокоста

холокост опрокидывает все наше привычное миропонима­ние. Он заставляет задумываться о том, о чем нам никогда не пришлось бы задуматься, если бы к тому не вынуждала страшная боль нашего времени — боль Холокоста.

Эта тема настолько важна и глубока, что, кажется, к ней невозможно подступиться. Но приходит день, когда мы должны донести до сознания людей, что без воли Божьей такая катастрофа произойти не могла.

Да писатель книги прав. Написано:

Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без [воли] Отца вашего;       (Матф.10:29)

В других местах сказано , что и вололсы на голове  под контролем Господа и ни один из них не выподет без воли Его. Тем более целый народ и его судьба.  Далее автор пишет:

 Самое печальное происходит в том случае, когда событие истолковы­вается не так, как того хочет Бог.

Когда в начале 50-х годов я приехал в Дахау, я был негоду­ющий, самоправедный еврей, горящий ненавистью к немцам. Тогда еще лагерь в Дахау имел примерно тот же вид, что и во время войны, и я вплотную столкнулся с мрачной реальностью орудий пыток и колючей проволоки. Это был сущий ад. Дух смерти был еще там. Все то, что я увидел и узнал, просто не укладывалось в голове. До этого мо­мента я был убежден, что понимаю события Холокоста, потому они всегда глубоко волновали меня. Но сейчас я соприкоснулся верой в существование Бога.

 Он заставляет нас начать мы­слить иными категориями в размышлениях о духовной реаль­ности, что так непривычно для рационально думающего еврея с его мирским мировоззрением.

Нашему восприятию Бога и нашей вере. События Холокоста нанесли такой страшный удар, что остается под вопросом, оправились мы от него или нет. Поэтому либо Бога нет вообще, либо Он так глубоко присутствует во всем, что для разрешения этого противоречия нам потребуется разве что только откро­вение от Бога, которое будет превосходить все наше прежнее понимание и знание о Нем. Можно либо отвергать Бога за то, что его невозможно понять так, как это стремятся делать люди, либо человек должен попробовать прийти к такому пониманию Бога, которое затмит всё, что ему было прежде известно как “Бог”.

События Холокоста потрясли мой разум, перевернув все мои представления о XX веке как эпохе прогресса и улучшения жиз­ни людей, эпохе надежд.  Ведь Холокост был делом рук самого просвещенного народа на земле.  

 Автор этой книги назвал руками самого просвещённого  народа. Видимо он побоялся  сказать руками людей в которых текла и еврейская кровь . Ведь сам Гитлер был смешанный еврей.  В его ближайшем  окружении  были  в большенстве своём евреии   или  полуевреи.  Вот это и наводит на глубокое  размышление  над  словами , сказанными самим Богом:

( Иерем. 13гл.)

И было ко мне слово Господне:

9 так говорит Господь: так сокрушу Я гордость Иуды и великую гордость Иерусалима.

10 Этот негодный народ, который не хочет слушать слов Моих, живет по упорству сердца своего и ходит во след иных богов,

13 А ты скажи им: так говорит Господь: вот, Я наполню вином до опьянения  всех жителей сей земли и царей, сидящих на престоле Давида, и священников, и пророков и всех жителей Иерусалима,

14 и сокрушу их друг о друга, и отцов и сыновей вместе, говорит Господь; не пощажу и не помилую, и не пожалею истребить их.

Далее автор книги пишет:

 Этот факт перечеркивал всю мою логику. Если бы эти события явились результатом дейст­вия темного и примитивного народа, тогда нам было бы проще в них разобраться. Иное дело Германия. Тем, кто захочет проник­нуть в сущность этого противоречия, откроются великие глу­бины откровения о состоянии человека и природе Бога.

Евреи во всех странах мира были настолько опустошены, обескуражены и травмированы событиями Холокоста, что за целые двадцать лет после этого события не написали о нем ни одной серьезной книги.

 Веры, у нас не было. Ибо если бы эта вера у нас была,  вряд ли бы с нами случилось то,  что мы называем Холокостом.

Холокост стал ярким уроком — для нашего

времени и для вечности. И глубину той мудрости, что была

преподана нам на этом уроке, никаким иным образом постичь

нам было невозможно.

Многие ли из нас, евреев, когда-либо слышали слово “Бог” в контексте, который требовал бы священного отношения к Не­му, или который подразумевал бы, что Бог есть наш Творец, или что Он имеет какое-либо отношение к нашей истории и особому призванию нашего народа? Давно ли мы перечиты­вали своих пророков? “Истреблен будет народ мой за недоста­ток ведения”,— говорит Осия (4:6). Мы сами себя лишили веде­ния пророков. Мы уклонились от выбора, предложенного нам самим Богом: “Жизнь и смерть предложил я тебе, благослове­ние и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое” (Втор. 30:19). Мы вообще поставили себя вне Библии. Мы мыслим по-мирски и не пытаемся видеть вещи такими, какими их видит Бог. Мы даже не можем исследовать наши не­счастья в Его свете, и посему мы начинаем винить либо Гит­лера, либо немецкий народ, либо Са

                                           Глава 2

                                               Бог суда

Тема Холокоста ставит перед нами множество вопросов:                

*    Почему Бог не вмешался в ход событий и не прекратил    эти

       неописуемые страдания?                                                                               *   Где находился Бог, называющий Себя вездесущим.

        *    Видел ли Он, какая ужасная трагедия приключилась с    нашим­ народом, с которым Он находился в завете, и как этот                                                                                                                                                                                   народ  систематически уничтожали самым зверским и жестоким  образом, который только возможен?                                 

  *    Как мог долгожданный Мессия прийти, как нас уверяют в
этом христиане, и однако допустить уничтожение Своего
же собственного народа?

 Где милость Бога Нового Завета, если все это             происходит    в  наше время, причем от рук”христианского” народа — лю­теранской Германии?

 *    Каким Богом должен быть Тот, Кого мы считаем       правед­ным, милостивым и справедливым и Кто взирал на этот ужас и позволял ему происходить?                                                                                                          *    Как Бог может быть Богом, когда возможен Холокост?

И вот я начал обдумывать все эти вопросы, которые можно было бы объединить в один всеобъемлющий вопрос: почему Бог молчал? Нацистские солдаты подбрасывали еврейских детей в воздух, а потом насаживали их на штыки. Они стреляли в них в воздухе как по мишеням. Они вырывали младенцев из рук матерей и заживо бросали в пламя горящего бензина. Я встал перед дилеммой .

 Мы должны на всё смотреть широко открытыми глазами, ничего не пропуская, какую бы боль ни доставляло нам это созерцание.

Но мы не таковы. Мы скользим по верхам, упуская суть.

 Мы не представляем себе Бога как судью. Вот за это мы и заплатили высочайшую цену, перестав понимать Его — Его, гневного и благого, творящего суд и милость. Упуская из виду Его деятельное участие в прошлом, настоящем и будущем Израиля, мы тем самым отворачиваемся от самого глубокого Божьего откровения, данного нам в Писании.

Каким должно быть наше отношение к Богу, который для того, чтобы мы познали Его силу (а другими словами, Его славу), являет нам Свой суд во гневе? А что если Бог и дальше будет использовать Свой гнев и осуждение для того, чтобы показать нам Свою силу, Свое имя и Свою славу? Что если Он не такой Бог, каким бы мы хотели Его видеть, и Он может изливать Свой гнев? Божий гнев и Божий суд, которые мы встречаем в Библии, опустошительны, и мы претыкаемся о них в своей религиозности: дескать, не таким мы хотели бы видеть и слышать Его.

В Божьем суде есть нечто, открывающее нам истину о том, что мы не должны пытаться видеть Бога как-то иначе, чем Он есть. И однако суд Божий — это одно из тех Его проявлений и качеств, от которых мы инстинктивно отворачиваемся.

Я принимаю свидетельство нашего Писания о том, что молчание Бога прямо про­порционально нашему греху. Я должен считать Холокост на­шим осуждением. Я должен думать, что это была не случай­ность и не досадная историческая ошибка; что величина наше­го страдания прямо пропорциональна величине нашего греха. Для страдания евреев возможна лишь одна причина — Божье осуждение народа, который отринул истинное знание о Нем,             

 ( Израиль отринул не только  знание о Еём, но отринул самого Бога)                                                                                                                                 не  хранит Его завет, не исполняет своего предназначения — быть  Его свидетелем среди других народов!

Божья работа четко видна в истории. Он действует через лю­дей и народы, избирая их быть жезлами Своего наказания. Мог  ли Холокост быть Его работой? над не­верующим и нераскаявшимся Израилем? Несомненно, Он про­возгласил это еще до входа нашего в обетованную землю тыся­чи лет назад, как мы далее увидим, исследуя книги Второзако­ние и Левит.

Удивительно, насколько истолкование Холокоста как Божь­его суда всё ставит на свои места и помогает нам в Боге вновь уви­деть Бога, вновь испытать благоговейный страх перед Богом как перед Судией. Этого страха Божия болезненно недостает нашему современному сознанию. Мы выросли без чувства благоговения перед Богом и страха перед Ним. Это явилось плодом не получив­ших ответа вопросов, поставленных Холокостом, вопросов, кото­рые мы почли за лучшее не задавать. Разве не наша обязанность — искать и находить разумение в Боге?

                                                      Глава 3

                                        Что судит Бог                                                   

(  так называется 3 глава  книги, но правильно  было бы сказать  не что, а кого  судит Бог и за что.)

Однажды мне посчастливилось встретиться с выдающимся    писателем Илией Визелем, румынским евреем, лауреатом Нобелевской премии мира. Он сам пережил Холокост и, пожалуй, никто не описал его так, как он. Он замечательный оратор. После выступления Визеля я подошел к нему и спросил: “Господин Визель, до какой степени вы согласились бы при­знать, что страдания, выпавшие на долю нам, евреям, все пре­вратности нашей истории и особенно Холокост — есть ничто иное, как исполнение Божьих судов, о которых Он нас проро­чески предупреждал в заключительных главах книг Левит и Второзаконие?” Мгновение он молча и удивленно смотрел на меня и затем ответил:   “Я отказываюсь это обсуждать”.

 До каких пор Бог будет приводить человека к должному осозананию этого? Любой может задаться вопросом, не являются ли бедствия, которые мы терпели в прошлом, попыткой Бога привлечь наше внимание, отвернуть нас от религиозной и фи­лософской самоудовлетворенности, заставить свернуть с пути, и в конце которого нас ожидает непоправимая и вечная утрата.

 Что может быть трагичнее этого! На этом обольщении мы мо­ жем построить целую культуру, но в конце концов его ложь  убьет нас, как это уже было. 

Разве нежелание задуматься над тем, что говорит Божье Слово, и тем, как оно ясно осуждает грех и отступничество евреев.

 ( здесь следует поправить автора:  Бог никогда не судит сам грех  Он  судит  людей делающих грех.    

 Отказ, идущий от самого известного человека, пережившего Холокост и пытающегося егообъяснить,  сам по себе указывает на причину Холокоста.  

Горе тем, которые мудры в своих глазах и разумны перед самими собой! Ис 5:21

           За то, как огонь съедает солому, и пламя истребляет сено, так истлеет корень их, и цвет их разнесется, как прах; потому что они отвергли закоп ГОСПОДА Саваофа и презрели слово Святого Израилева.        Ис. 5:24

В Писании есть много мест, подобных этому. Однако когда величайшие бедствия постигают нас, нам и в голову не при­ходит обратиться к Писанию. Вместо этого  мы обращаемся к социологии, политологии и другим мирским источникам, чтобы найти ответ о причине случившейся траге­дии. Мы (евреи) обращаемся к мнению людей                           

                                                          Глава 4

                     Холокост    в контексте прошлого Израиля    

Великие пророки, которые были праведными людь­ми, взывая к Богу, говорили так, как если бы они были повин­ны во всех без исключения. грехах своего народа: “Согрешили мы, поступали беззаконно…”                      (Дан. 9:5).

Мы, современные евреи, потеряли это столь необходимое понимание. Одним из свидетельств утраты осознания завета с Богом является растущая частота разводов.

 Эти слова обращены к каждому поколению и лично обязывают каждого из них соблю­дать условия завета.

И созвал Моисей весь Израиль, и сказал им: слушай, Израиль, постановления и законы, которые я изреку сегодня в уши ваши, и выучите их, и старайтесь испол­нять их.

 ГОСПОДЬ, Бог наш, поставил с нами завет на Хориве. Не с Отцами нашими поставил Господь завет сей, но с нами, которые здесь сегодня все живы. Втор. 5:1-3        

И предупреждает, если они не послушаются, то все обещанные благословения будут отняты у них.

Где говорится, где хотя бы содержится намек на то, что эти условия остались в прошлом. Бог, установивший эти требования в завете, остается тем же Богом, что и всегда ? Какими безумцами предстаем мы в этом свете,— в свете двухтысячелетнего изгнания, свиде­тельствующего об исполнении Божьих клятв. Свидетельство Библии, трагическая история евреев в изгнании и отчаянное, ухудшающееся день ото дня положение современ­ного государства Израиль. 

Какие его пункты были аннули­рованы и утратили свою силу ? Заключенный завет остается в действии, и если мы не получили пользы и благословений от послушания одним его условиям, тогда мы в равной мере нахо­димся под проклятием за то, что не выполняем другие его условия. Отсутствие благословений, говоря языком Библии, является проклятием, то есть злом, следующим за невыполнением завета.       

Тысячи лет назад на горе Синай произо­шло нечто, что сегодня имеет к нам отношение. Произошло то, что связывает обязательством все последующие с того времени поколения, даже если мы не знаем ничего о заключении этого завета. Само наше неведение является обвинением против нас. Мы поныне обязаны делать то, что было нам заповедано и что было понято нами во время заключения завета. Каждый еврей зависит от соглашения завета, где оговорены и благо­словения, и проклятия, полагающиеся нам в зависимости от наших отношений с Богом. Ибо так было условлено между нашими отцами и Богом. Мы читаем во Второзаконии 29:14-15: “Не с вами только одними я поставлю сей завет и сей клят­венный договор, но и с теми, которые сегодня здесь с нами сто­ят пред лицем Господа, Бога нашего, так и с теми, которых нет здесь с нами сегодня”. Печально, что у нас нет людей, которые бы учили нас этому, и пастырей, которые бы доста­точно пеклись о наших душах.

Посмотрим,что написано в книге Левит 26 гл.

   1  Не делайте себе кумиров и изваяний  и столбов   не ставте у себя и камней с изображенииями не кладите в земле вашей, чтобы кланяться перед ними; ибо Я Господь, Бог ваш.

       Субботы Мои соблюдайте, и святилище Мое  чтите. Я Господь.

  • Если вы будете поступать по уставам Моим, и запове­ди Мои будете хранить и исполнять их:
  • То Я дам дожди в свое время, и земля даст произрастения свои, и дерева полевые дадут плод свой.
  • И молотьба хлеба будет достигать у вас собирания винограда, собирание винограда будет достигать посева, и будете есть хлеб свой досыта, и будете жить в земле вашей безопасно.
  • Пошлю мир на землю вашу; ляжете и никто не обеспокоит; сгоню лютых зверей с земли вашей, и меч не пройдет по земле вашей.
  • И будете прогонять врагов ваших и падут они пред вами от меча.
  • Пятеро из вас прогонят сто, и сто из вас прогонят тьму, и падут враги ваши пред вами от меча.
  • Призрю на вас, и плодородными сделаю вас, и размножу вас, и буду тверд в завете Моем с вами.
  • И будете есть старое прошлогоднее, и выбросите ста­рое ради нового.
  • И поставлю жилище Мое среди вас, и душа моя не возгнушается вами.
  • И буду ходить среди вас, и буду вашим Богом, а вы буде­те моим народом.
  • Я Господь, Бог ваш, который вывел вас из земли Еги­петской, чтобы вы не были там рабами, и сокрушил узы ярма вашего, и повел вас с поднятою головою.

Эта великая глава начинается с заверения в исключитель­ных благословениях, которые не были обещаны никакому другому народу. Начиная с благословений плодов земли и за­канчивая безопасностью жизни в ней, Божьи обетования буквально изливаются и находятся исключительно в зависи­мости от верности Израиля в соблюдении завета: “Если вы бу­дете поступать по уставам Моим, и заповеди Мои будете хранить.

Вслед за обетованиями добра идут обетования зла, назы­ваемые    “Возмездием Завета”, на случай, если Божьи обетова­ния и уставы будут отвергаемы еареями. Они включают в себя     значительную часть этой главы с 14-го стиха и до 46-го:

  • Если же вы не послушаете Меня, и не будете исполпять всех         заповедей сих,
  • И. не презрите Мои постановления, и если душа ваша возгнушается моими законами, так что вы не будете
    исполнять всех заповедей Моих, нарушив завет мой;
  • То и Я поступлю с вами так: пошлю на вас ужас, чах­
    лость и горячку, от которых истомятся глаза и изму­
    чится душа, и будете сеять семена ваши напрасно, и
    враги ваши съедят их.
  • Обращу лице Мое на вас, и падете пред врагами ваши­
    ми, и будут господствовать над вами неприятели ва­
    ши, и побежите, когда никто не гонится за вами.
  • Если при всем том не послушаете Меня, то я всемеро
    увеличу наказание за грехи ваши;
  • И сломлю гордое упорство ваше, и небо ваше сделаю как
    железо, и землю вашу, как медь.
  • И напрасно будет истощаться сила ваша, и земля ва­
    ша не даст произрастений своих, и дерева земли не
    дадут плодов своих. Если же после сего пойдете против Меня и не захоти­те служить Мне, то я прибавлю вам ударов всемеро за грехи ваши.
  • Пошлю на вас зверей полевых, которые лишат вас
  • де­тей, истребят скот ваш, и вас уменьшат, так, что
    опустеют дороги ваши.

Если и после сего не исправитесь и пойдете против Меня,

  • То и Я пойду против вас, и поражу вас всемеро за грехи ваши.

И наведу на вас мстительный меч в отмщение за за­
вет; если же вы укроетесь в города ваши, то пошлю на
вас язву, и преданы будете в руки врага.

  • Хлеб, подкрепляющий человека, истреблю у вас; десять
    женщин будут печь хлеб ваш в одной печи, и будут отда­
    вать хлеб ваш весом; вы будете есть и не будете сыты.
  • Если же и после сего не послушаете Меня и пойдете
    против Меня,
  • Той Я в ярости пойду против вас, и накажу вас всемеро
    за грехи ваши.
  • И будете есть плоть сынов ваших и дочерей ваших будете есть.
  • Разорю высоты ваши, и разрушу столбы ваши, и по-
    вергну трупы ваши на обломки идолов ваших, и возгну-
    шается душа Моя вами.

 Города ваши сделаю пустынею, и опустошу святили­
ща ваши, и не буду обонять приятные благоухания
жертв ваших.

  Опустошу землю вашу, так что изумятся о ней враги
      ваши, поселившиеся на ней.

  • А вас рассею между народами, и обнажу вслед вас меч, и
    будет земля ваша пуста и города ваши разрушены.
  • Тогда удовлетворит себя земля за субботы свои во дни
    запустения своего; когда вы будете в земле врагов ва­
    ших, тогда будет покоиться земля, и удовлетворит
    себя за субботы свои.
  • Во все дни запустения своего будет она покоиться,
    сколько не покоилась в субботы ваши, когда вы. жили
    на ней.
  • Оставшимся из вас пошлю в сердца робость в земле
    врагов их, и шум колеблющегося листа прогонит их, и
    побегут, как от меча, и падут, когда никто не пресле­
    дует.
  • И споткнутся друг о друга, как от меча, между тем
    как никто не преследует, и не будет у вас силы, в тюрьме противостоять врагам вашим.
  • И погибнете между народами, и пожрет вас земля вра­гов ваших.

      И наведу на вас мстительный меч в отмщение за за­вет;    если же вы укроетесь в города ваши, то пошлю на вас язву, и преданы будете в руки врага.

  • Если же и после сего не послушаете Меня и пойдете
    против Меня, 

Одним из примеров может служить постоянное ухудшение отношений с палестинцами. По мере того, как угроза нашему существованию как мы мы притесняем неевреев, почему-то решив, что сами пребудем в ней вечно, независимо от исполнения.

Наше нынешнее отношение к ним может быть инкриминировано нам как постоянное нарушение завета. Но разве мы когда-нибудь признавали свои старые ошибки и разве исправляли их?   Мы, которым еще во времена Моисея было ясно сказано, как следует относиться к иноплеменникам, по иронии судьбы оказываемся в ситуации, когда нам прихо­дится защищать от них безопасность и само существование своего государства, причем добиваемся мы этого методами, противоположными Божьим требованиям. Отрицать это или делать вид, будто Бог не говорил ничего подобного, означает навлечь на себя проклятие, приходящее от неспособности со­блюсти условия завета.

Способны ли мы сегодня лучше делать то, что мы отвергали тогда? И соблюдаем ли мы сегодня завет с большим рвением, чем тогда? Не являемся ли мы сегодня мирскими с ног до головы и не отвергаем ли мы завет настолько, что слово “завет” стало чужим в наших устах, как и само слово “Бог”?

Трагическая история нашего народа до самого последнего времени свидетельствует о Божьей верности Своему слову. Ужас, опустошенные города, запустение, поражение от руки врагов  и их правление над нами,  рассеяние среди других народов, “небо как железо и земля как медь” — и все это за   наши грехи. Как говорит С.Х.Келлогг в коментариях к книге Левит, все эти ужасные суды могут     вернуться, “и тем более могут вернуться благословения”.

 И дальше он проницательно замечает, что принципы, прозвучав­шие в грозных заявлениях Бога, и поныне имеют применение:

Мысль, которой пронизаны все эти обличения и кото­рая определяет форму, ими принимаемую, состоит в том, что объявленные суды, следующие за каждым но­вым проявлением, ожесточения и нераскаяния со сто­роны Израиля, характеризуются постоянным усилени­ем своей строгости. Слово “всемеро” указывает на то, что отмщение является “отмщением завета” (стих 25), а также на тщательность и методичность, с которыми предсказанные суды Божьи будут совершаться с завид­ным постоянством .

Со времени пленения и рассеяния Северного Царства в 721 году до Р.Х. до падения Иерусалима в 586 году до Р.Х. беды Израиля были исполнением слова, сказанного Богом.   Келлогг   продолжает:   “Ужасы,   о   которых

свидетельствует Плач Иеремии, были ничем иным, как истори­ческим осуществлением слова из двадцать шестой главы книги Левит. Когда одно отступничество сменяло другое, один Божий суд следовал за другим”. Все это, к вашему сведению, было написано Келлоггом в XIX веке, задолго до Холокоста XX века. Принимая во внимание неизменное состояние нераскаяния, в котором еврейство пребывает в наши дни.

Прямую связь, существующую между размахом основной трагедии Израиля (уничтожением его как нации) и Божьим “гневом”, подробно описанную в 26-ой главе книги Левит, “нельзя адекватно объяснить,— говорит Келлогг,— ни тем, что это была лишь удачная догадка, ни тем, что это было случайное совпадение” (стр. 540). Кроме того, чтобы у нас не появилось искушения считать эти Божьи суды относящимися к давно ми­нувшим временам, Келлогг пророчески добавляет, что хотя они “несомненно имели отношение ко дням вавилонского пле­нения и возвращения Израиля, однако они еще получат более полное и впечатляющее исполнение в грядущих веках”,  т.е. в том числе — считая от того времени, когда Келлогг это писал,— и в XX столетии! перипетии его судьбы?

С тех далеких дней Израиль успел снова забыть о Гос­поде и совершил самый большой грех по сравнению с другими народами, отвергнув и распяв обещанного ему Мессию. И поэтому снова, согласно грозному заявлению из первой части этой главы, они были изгнаны из своей земли и рассеяны среди других народов, а земля снова на века осталась в запустении (Келлогг, стр. 546).

Конечно, это было написано до образования государства Из­раиль в 1948 году. Однако мы не должны думать, что сего­дняшнее существование государства Израиль уже означает, что Бог, как Им и было сказано, “вспомнил землю”.

Выполне­ние условия, согласно которому Бог исполнит сказанное после слова “тогда”, находится еще в будущем, когда мы исповедуем наши беззакония. Но вероятнее всего (и об этом я здесь уже не раз говорил), что согласно Божьему плану мы находимся в своей Земле, готовясь к еще одному рассеянию и опустошению, обусловленным словами из книги Левит. Чего еще можем мы ожидать, если не желаем видеть в Холокосте наказание (т.е. суд) за наши беззакония (стих 41)?

Итак, учиненный нацистами Холокост бросает величайший вызов нашему пониманию прошлого и является ключом к на­шему будущему. Отвернуться от этого факта как от ошибки истории или махинаций отдельных злонамеренных людей,   вместо того, чтобы признать его как обещанный Божий суд за наши беззакония и неисповеданные беззакония наших отцов — значит призвать на свою голову величайшие бедствия, “все­меро” худшие! (См. Левит 26:18). Наше неведение относитель­но этого и других сравнимых с ним текстов Библии, а также самой Библии, является свидетельством отступничества, под судом за которое мы продолжаем находиться.

       Это место Писания еще не получило своего исторического исполнения. Что должно быть запечатлено в сознании евреев, в нашем еврейском сознании, так это то, что и тысячи лет спустя после этих событий мы остаемся связанными с нашим народом его грехами. Тот факт, что мы не отказались от греха  и не разорвали связь со своим грехом, и не признали его своим собственным, означает, что мы продолжаем находиться в нем и, следовательно, ощущать на себе его последствия. Наше мол­чание продолжается — и продолжается суд.

                                                 Вина за грех

Грех общенародного отвержения Мессии, он по сути своей не является чем-то из ряда вон выходящим. Скорее этот грех следует понимать как закономерное следствие всей истории богоотступничества Израиля, достигшей своего кульмина­ционного момента, когда Сам Бог пришел как долгожданный Избавитель и Мессия Израиля. Мы не нашли ничего лучшего, чем казнить Его.

                                        Реакция евреев на Холокост

Когда нам, евреям, говорят, что Холокост мог быть послед­ствием нашего греха,— нашему негодованию нет предела. Мы    просто не можем себе представить, каковы же должны быть наши грехи, чтоб быть причиной или оправданием бедствия такого масштаба.

Не будет преувеличением сказать, что даже наши лучшие и самые способные авторы, сталкиваясь с необходимостью попы­таться понять причины самой опустошительной трагедии в истории нашего народа, редко пытались (либо же вовсе не пы­тались) найти ей объяснение в Писании. Слова в наших мыслях свидетельствует об отсутствии нашей связи с Богом.

Одна из известных книг о Холокосте, написанная разоча­ровавшимся раввином Ричардом Рубинштейном, называется “После Освенцима”. В ней он говорит, что после Освенцима для традиционной иудейской веры не осталось почвы.

 Бог, в том виде, в каком мы традиционно представляли Его себе, перестал существовать. Бог умер, иначе Он бы этого не допустил.

 Государство Израиль, вот место, где, может быть, теперь-то уж нас никто не сможет обидеть. Мы больше не будем беззащитными жертвами среди других народов. Уж теперь-то, в собственном государст­ве, мы всем покажем, всем народам, что истинное еврейское государство живет по законам нравственности и морали.

Если мы отвергаем Мессию Иисуса в качестве исполнения про­рочества из книги Исайи 52:13-53:12, который “был обезобра­жен паче всякого человека”, а затем помещаем наш народ на Его место, мы неизбежно придём к краху.

Наше сердце неизбежно ожесточается и внутри нас растет самонадеянность, надмение и предрассудки против Бога. Один мой друг писал мне: “Предполагать, а тем более на­стаивать на том, что Творец должен исполнять все наши требо­вания и ожидания, рожденные и вскормленные человеческим мышлением,— уже само по себе крайнее высокомерие”.

Другие авторы высказывали и такую точку зрения: Холо­кост явился подтверждением или доказательством морального банкротства христианской цивилизации. Они усматривают корни антисемитизма в “нападках” на евреев в Новом Завете, заявляя, что такое отно­шение к евреям, бытовавшее на протяжении двух тысячеле­тий, в конечном итоге привело к всплеску ненависти, вылив­шемуся в событиях Холокоста 

Каким должно быть превознесение человека в собственных глазах, что даже такую страшную катастрофу он не только пытается объяснить как свое оправдание перед Богом

Если мы не принимаем слов из книги Второзаконие, в которых нам раскрывается причина наших страданий, то это в конце концов значит только одно: нас ожидают новые страда­ния. Но Бог, давший обетование, завет и призвание, сказал, что уставы Его непреложны (Иерем. 31:35-36) — несмотря на наше ничтожество.

Мы построили себе мемориальные музеи Холокоста в Иеру­салиме и других городах, например, недавно в Вашингтоне, с единственной целью — воспитательной: чтобы “это никогда больше не повторилось”. Т.е. явное или подразумеваемое намерение создателей всех этих музеев, выставок, фондов и учеб-ных программ по изучению истории Холокоста в школах можно выразить словами: “дабы не забыть”. Всюду открыто говорится, что образование есть ключ к решению проблемы. Мы согласились с тем, что нацизм возник в Германии на почве невежества, и поэтому мы считаем, что образование будет служить гарантией того, что он не вернется. Мы делаем всё, чтобы память о Холокосте не умира­ла.

Привычка не искать объяснения в Боге — порок нашего мышления, с которым мы не только смирились, но и сжились, он как бы стал уже нашим вторым “я”, точно так же, как и ощущение новой угрозы антисемитизма, все более зловещее и гнетущее.

Некоторые из нас с головой погрузились в изучение ста­тистики Холокоста: какой газ использовали фашисты, как они совершенствовали свою систему уничтожения людей, какова численность жертв и что сделали с останками людей. Таких людей интересует только статистика.

 У нас не было такого Бога, к которому мы могли бы обратиться, потому что у нас теперь уже и вовсе не было Бога. Мы отвергли Бога в том образе, в котором Он избрал явить Себя нам. Это был для нас “горящий куст”, но мы отказались пойти и посмотреть на него.

Не желая правильно понять Холокост распятия Иисуса как суд за наш грех, мы этим отказом сделали неизбежным следующий Холокост —распятие нас самих. Не желая правильно понять причины наших катастроф (которые мы сами же привели в действие), мы сами готовили себя для новых и новых ката­строф — и так до самого конца…

В этом смысле, если мы не знаем Бога распятым, тогда мы не знаем Бога вообще. Мы можем называть Бога “Богом”, но если Он для нас не является тем самым Мессией, Которого мы распяли, и если мы не понимаем этого, тогда мы знаем лишь бога, создан­ного нашим воображением, которого мы даже назвали “Бо­гом”, но который никогда не даст нам ответа.

Это крайне важно понимать. Это — тот центр, в котором схо­дятся все вопросы и все ответы, и не поняв этого, мы не поймем ничего. Именно это непонимание стало причиной той трагедии, которую пережили евреи в нашем столетии. Мы пропустили день Его посещения, хотя Он молил нас и плакал о нас снова и снова, желая взять нас под Свое крыло, как курица берет своих цыплят,— но мы этого не захотели.

 Он предупреждал нас о том, что наш дом остается пуст и наш храм будет разрушен, и поэтому мы останемся без священства и жертвоприношений. Не будет искупления кровью, и, как следствие, покрытия грехов.

Глава 8

                         Иудаистский взгляд на человека

Мы не сможем понять трагедии Холокоста, совершенного руками немцев, если не поймем того, как евреи прославляли немецкую цивилизацию, иными словами  прославляли “че­ловека”. Мы превозносили человека, и Бог позволил нам ка­кое-то время прожить в заблуждении, пока мы наконец не по­жали его плодов.

Этот урок должен чему-то научить каждого из нас. Бог пору­гаем не бывает. История  это реальность, а Бог  сердцевина этой реальности. Не тот Бог, какого мы себе придумали  ручной Бог, выполняющий наши приказания и служащий у нас на посылках, но такой Бог, каким Он есть на самом деле.

Мы народ, превозносящий и славящий самих себя в собственных глазах.  Пока не появился Гитлер.

Библия давно перестала быть нашим путеводителем. Уже никто или почти никто из нас не ждал прихода еврейского Мессии во плоти и    крови. 

Быть немецким евреем считалось высшей честью, о которой только можно было мечтать.

На немецких евреев смотрели как на высшую касту, внёс­шую значительный вклад в развитие немецкой цивилизации. Три титана современности, значительно повлиявших на состо­яние современного мира,— Карл Маркс, Зигмунд Фрейд и Аль­берт Эйнштейн — все были немецкими евреями. Немецкие евреи так почитали и ценили немецкую цивилизацию, что вре­менами она замещала и заменяла для них ожидание библей­ского Мессии. Мы выгля­дим такими значительными и уверенными в собственных глазах. Мы так самоуверенны и самонадеянны. Так что же должно произойти, чтобы обратить нас к признанию, данному в 37-ой главе книги Иезекииля?

Но что бы для этого ни понадобилось, не должен ли Бог потребовать этого от нас?

Мы как евреи всегда превозносили превосходство именно еврейской морали и нравственности. Но не приводят ли не­давние события в Израиле нас как нацию и народ к оконча­тельному признанию нашей несостоятельности не только как избранного народа — евреев, но и как людей вообще?

 И действительно: в чем мы, евреи, превосходим остальное челове­чество?  Ответ в нашей собственной несостоятельности и разо­чарованиях, в нашем внутреннем разделении на светских и ре­лигиозных евреев и в нашем отношении к иноплеменникам.

Осуждения приходят именно потому, что человек — грешник. Атеист в своем неверии спрашивает: “Где был Бог в Освенциме?” Между тем, как это ни парадоксально, Освенцим — это то самое место, где рождается истинная вера,— хотя по мнению атеистов именно там она должна была умереть раз и навсегда!

Занимаемся  благотворительностью, что мы, евреи, делаем сегодня. Что есть Йом Кипур (День искупления) сегодня, когда нет храма, священства и жертво­приношений? Молимся ли мы из сердца или читаем молитву из молитвенника? Может ли молитва, зачитанная из книги, быть приемлемым в Божьих глазах средством изменения состояния, от которого Он отвернул Свое лицо. Мы, евреи, почитаем себя лучшими среди людей. В нашей еврейской жизни существует огромное самомнение относительно наших достижений и блестящего интеллекта.  Что должно произойти, чтобы заставить нас, “книжный на­род”, пасть и покориться утверждению из Божьего Слова о том, каково наше подлинное состояние, противоположное нашему собственному представлению о самих себе? Мы можем сохра­нять самое превознесенное самомнение о себе до тех пор, пока не столкнемся с таким испытанием на прочность, которого не сможем выдержать.

Мы начинаем искать корень проблемы в нем­цах и Гитлере.

Было бы крайним безумием не извлечь уроков из истории, ожидая новых и новых трагедий в будущем. Всё равно эту проблему нам придется решать. Иначе, если мы не придем, наконец, к раскаянию перед Богом, трагедия повторится.

Холокост евреев и Холокост нашего Мессии. Так судит Бог, и если мы не видим Божью руку в этих судах, то мы слепы и слепыми останемся. А если мы еще и вопием к Небу, вопрошая: “Где же Ты был?”

На самом же деле нам необходимо увидеть Холокост именно как исторический крах той ложной надежды, которая не пере­ставала жить в сознании замученных евреев даже в последние моменты их жизни. Она жила и когда нас загружали в вагоны для скота на пути в Освенцим. Мы не приняли всерьез пред­упреждения, которое Бог давал нам через наших пророков: “От меча умрут все грешники из народа Моего, которые говорят: “Не постигнет нас и не придет к нам это бедствие” (Амос )

Веруя в истинность пророческих предупреждений, следует знать, что евреев всего мира ожидают еще худшие преследова­ния, что весь народ выходит на свой крестный путь. Очевидно, теперь нам предстоит своими устами испить всю ту горькую чашу отвержения и оставленности, что испил наш Мессия в Его страданиях.

 Две тысячи лет — это так много для нас, что грех,совершенный две  тысячи лет тому назад, никак не свя­зывается в нашем уме с недавним наказанием. Нам и на ум не приходит, что величина нашего страдания связана с величиной совершенного ранее, но забытого впоследствии преступления.

 

Автор этой книги Артур  Кац  как христианин и как еврей дал исчерпывающий ответ на вопрос   где был Бог во время холокоста над евреями.  Мы печатали в сокращённом виде главы из этой книги. Рекомендуем всем прочитать её полностью.

Если вы, знакомясь с этой информацией нашли что-то полезное, поделитесь ею со своими   друзьями и обсудите вместе.

Просмотров: 1337

  • Uncategorized |
  • Комментарии к записи ХОЛОКОСТ. ГДЕ БЫЛ БОГ? отключены

Комментарии закрыты.